Обвал рынка на волне страха для FTT, FTX и Alameda
09.11.2022 • Просмотров:

Обвал рынка на волне страха для FTT, FTX и Alameda

By bit.team

Да, рынок опять упал. Если вы заметили, то это он делает с завидным упрямством. На этот раз причиной послужил токен FTT.

Ситуация на рынке, которая, хотя и с нарастающим напряжением, но все же казалась относительно контролируемой, когда FTT потерял порог, как символический, так и технический, в 22 $. Но, через несколько минут он рухнул, затем отскочил, затем снова продолжил цепную продажу до 15 $.

Это привело к тому, что несколько активов в секторе, начиная с Bitcoin, а затем и другие наиболее капитализированные активы, потеряли значительные суммы в плане капитализации. ВТС за один час с 20,6k $, упал до 16,9 $. Напряженность еще больше усугубилась, когда крипто-сообщество узнало, что падение рынка, является результатом столкновения титанов, которое оставит нищими многих мелких инвесторов.

Эта история имеет послевкусие личной мести и сложных отношений между двумя неординарными бизнесменами. Но, давайте все по порядку.

В последние месяцы Сэм Бэнкман-Фрид, один из богатейших людей в индустрии криптовалют, глава биржи FTX и торговой компании Alameda Research, выступал в роли своего рода криптовалютого мессией. Когда у какой-либо компании, фонда или проекта возникали проблемы, 30-летний миллиардер всегда появлялся как чертик с табакерки, и либо помогал напрямую, либо хотя бы делал вид, что помогает. Его карманы, в плане финансовых возможностей, казались бездонными. Но, в считанные часы, ситуация изменилась, и его крипто-биржа FTX оказалась в объятиях гегемона сектора Binance. Это одна из самых ошеломительных, быстрых и странных бизнес-сделок последних лет.

Основатель Binance Чангпенг Чжао и создатель FTX Сэм Бэнкман-Фрид, на сегодня, являются двумя самыми влиятельными фигурами на мировой крипто-сцене. Две фигуры, у которых были сложные, извилистые отношения друг с другом. Похоже, они и сыграли ключевую роль в нынешнем приобретении. Базовая схема на первый взгляд, до безобразия проста: FTX попала в беду, Binance пришла ей на помощь и выкупила все ее операции за пределами США. Как красиво и благородно!

Но, появляется уйма вопросов: почему возникли проблемы? Почему так быстро? Почему Binance? Ключ к ответам — понять историю отношений между двумя мужчинами, которые известны в социальных сетях под инициалами CZ и SBF.

CZ vs SBF, и стремительная развязка

Binance была основана в 2017 году, гораздо позже, чем Coinbase или Kraken, но довольно быстро поднялась на вершину, и стала играть важную роль в криптовалютном мире. Еще через два года родилась компания FTX, и Чжао решил сделать стратегические инвестиции. Сразу же, в 2019 году, он стал одним из миноритарных инвесторов в проекте Бэнкмана. Он чувствовал в нем потенциал, а также хотел иметь над ним определенный контроль.

Со временем ставка на FTX оправдалась, поскольку биржа действительно оказалась чрезвычайно амбициозной и способной, как и ее основатель. Не позднее конца 2020 года стало ясно, что если кто и может угрожать Binance, то это компания Бэнкмана-Фрида. И вот случилось то, что должно было случиться — их пути разошлись.

Прошлым летом Binance вышла из FTX, которая на тот момент привлекла 900 миллионов долларов от инвесторов, при оценке в 14 миллиардов долларов. Однако она ушла не с карманами, полными наличности, а с большим количеством токенов FTT, на сумму 2 млрд долларов, выпущенных и используемых крипто-экосистемой FTX.

С июля прошлого года на криптовалютном пространстве многое изменилось. Криптовалюты поднимались и поднимались, но с ноябрьских максимумов год назад они только падали, как будто их сглазили. Сеть Terra рухнула, несколько крупных проектов, таких как Celsius Network и Voyager, обанкротились, а фонд Three Arrows Capital потерпел крах. Короче говоря, десятки миллиардов долларов исчезли с рынка. Что, конечно же, привлекло внимание регулирующих органов. Ну еще бы!

В тот момент Бэнкман-Фрид подходил на роль своего рода пресс-секретаря крипто-сообщества, платя миллионы долларов лоббистам в Вашингтоне и Брюсселе, участвуя в политических встречах. Не все в деловом сообществе восприняли это положительно. Их беспокоило, что бизнесмен, который любит говорить о себе как об альтруисте, желающем раздать все свое состояние, играет в игры, с неясной конечной целью.

Чжао также не знал, что американские регуляторы (а американский рынок так же важен для Binance, как и весь остальной мир), скорее всего, больше прислушаются к североамериканскому бизнесмену, чем к канадско-китайскому, как раз, когда отношения между Вашингтоном и Пекином зашли в тупик. Даже Бэнкман-Фрид, как сообщается, специально разыгрывал эту карту во время дебатов с сенаторами и конгрессменами, а также нападал на Чжао в Твиттере, дразня его различными способами. И тогда владелец Binance решил перейти в наступление.

Пару дней назад на Coindesk появилось сообщение о том, что торговая дочерняя компания FTX, Alameda Research, испытывает проблемы с ликвидностью, и что большая часть ее активов, составляющих более 10 миллиардов долларов — это токены FTT, выпущенные FTX. И Alameda, и Бэнкман-Фрид пытались сказать, что ситуация не серьезная, что средства есть, что нет причин для паники…

Но, Чжао объявив, что в свете новой информации, он избавится от всего пакета токенов FTT, который он держал с прошлого года после выхода из FTX. А поскольку объемы торгов FTT не очень велики, когда кто-то с таким значительным пакетом начинает их распродавать, цена, по логике, начинает резко падать. Увы, так работают биржевые законы спроса и предложения.

Кто бы не был заказчиком статьи на Coindesk, последующие события сработали точно в пользу Binance. В бешеной, наэлектризованной атмосфере криптовалютных инвесторов, уже напуганных несколькими падениями в этом году, единственное, что должно было произойти после такого заявления, так это то, что они захотели бы вернуть свои средства. Так и произошло. Они начали выводить деньги из FTX, которая, как всем известно, тесно связана с Alameda, хотя Бэнкман-Фрид никогда полностью не раскрывал, сколько именно.

Чтобы было понятно, речь идет о миллиардах долларов, и, очевидно, это оказалось слишком много даже для него. И как результат, во вторник, всего через несколько дней после публикации первой статьи, он признал, что его компания испытывает денежные затруднения, и что он обратился за помощью к Binance.

«Они попросили нас о помощи, мы подписали предварительное соглашение о покупке FTX.com…», — написал Чжао в Twitter, добавив, что теперь будет проводиться интенсивная юридическая проверка. Бэнкман-Фрид, который ранее в течение нескольких месяцев нападал на Чжао за попытки оказать на него давление слухами, затем все подтвердил:

«Круг замкнулся, первый и последний инвестор FTX.com — один и тот же».

Заключение

Что будет дальше, не совсем понятно, события развиваются очень быстро, но ясно одно — в мире криптовалют и крипто-трейдинга больше нет ни одного безоговорочного лидера. Все может измениться за считанные дни. И это не только из-за поглощения FTX, но и из-за другого события последних нескольких дней: Binance предоставила 500 млн $ Илону Маску на покупку Twitter, который является ключевым инструментом коммуникации и пространством в крипто-сообществе.

И это также показало, насколько динамичным является это пространство, что даже компания, которая еще недавно хвасталась рекордными прибылями, может оказаться в затруднительном положении.

В отношении сделки, то она касается только операций FTX за пределами США, но они составляют подавляющую часть ее бизнеса, поскольку Bankman-Fried и Co. не были столь сильны в Америке.

«Выручив» конкурирующую биржу и предоставив ликвидность, Binance заняла освободившееся место «мессии», успокоила рынки, и помогла предотвратить еще одно разрушительное потрясение, которое даже для Bitcoin могло бы стать если не фатальным, то серьезно разрушительным, поскольку последовали бы массовые падения и потери.

С уверенностью можно сказать лишь одно: если те, кто стоит за этим, сделали это в отместку за определенные идеи регулирования, они могут быть уверены, что в случае краха такого масштаба, регуляторы придут с гораздо более острым топором.